Белоруска в Берлине: «Зарабатываем так, что можем купить здесь дом. Но не хотим привязываться к одному месту»

Автомобиль и водительские права

Пользоваться белорусскими правами в Германии можно только первые полгода. За этот период их необходимо подтвердить и получить соответствующий документ, но это непросто и недешево. Только за регистрацию в автошколе Алексей и Валерия заплатили 300 евро на двоих.

Далее денег стоит буквально каждый шаг: 50 евро – за перевод белорусских прав, 30 евро – за доступ к специальному приложению с заданиями, 50 евро – час практического занятия, 125 евро – сдача теоретического и практического экзаменов… В общей сложности расходы на подтверждение белорусских прав и получение немецких по упрощённой процедуре составляют около 2000 евро.

Цены на топливо отличаются в зависимости от места. В городах литр дизеля стоит 1,25-1,4 евро, на трассах – 1,5-1,75 евро.

За машину нужно платить налог. Он зависит от уровня выбросов СО2, и отдельная доплата потребуется, если у вас дизельный авто. За 5-летний 1,5-литровый дизельный автомобиль ребята платят 170 евро в год.

Существенная статья расходов – автостраховка. Годовая страховка для эмигрантов с белорусскими правами и недорогим автомобилем обошлась в 1000 евро. Но это полная страховка, вроде белорусского КАСКО. Аналог ОСАГО вышел бы дешевле – около 600 евро, а еще есть промежуточный вариант, покрывающий чуть больше рисков, за 800 евро.

Свой автомобиль – это удобно, но дорого. Если пользоваться общественным транспортом, рассчитывайте на билет стоимостью от 2,8 евро за поездку в зависимости от расстояния. Это разовый билет. Если вы постоянно пользуетесь общественным транспортом, то проще купить месячный проездной, который стоит от 80 евро.

Документы

Для того чтобы устроиться на работу в Германии, Алексею пришлось подготовить целую кипу документов – начиная от школьного аттестата заканчивая документами, удостоверяющими личность. Аналогичный пакет документов готовила и Валерия – чтобы получить возможность уехать вместе с мужем. Все бумаги нужно было перевести на немецкий язык, а часть из них заверить апостилем. Услуги обошлись примерно в 700 рублей.

Жилье

Не могу говорить за всю страну, потому что разбежка в ценах на жилье здесь огромная. В первую очередь все зависит от региона. Наша земля — Баден-Вюртемберг — считается одной из самых дорогих.

Как и везде, наверное, у жилья в центре, самые высокие расценки. За квартиру в 70 квадратов в сердце Хайдельберга ты будешь платить около 1000 евро только хозяину за аренду. Плюс отопление и другие коммунальные услуги — это еще примерно 300−400 евро.

Свое первое жилище мы снимали под Хайдельбергом. Добираться туда — 20 минут на трамвае или 10 минут на машине. 94 квадрата за 940 евро. Вместе с коммунальными платежами выходило около 1100.

Сейчас наша семья немного выросла, родилась дочка, и мы снимаем трехэтажный дом, он обходится еще дороже и расположен еще дальше. До Хайдельберга добираться минут 40.

Звучит устрашающе, но нужно учитывать, что общественный транспорт здесь ходит очень продуманно: автобус, на котором я еду, подходит точно к тому времени, когда отходит трамвай. Бывают окна, но редко.

И, кстати, зная то, что обычно одни и те же люди пользуются транспортом в одно и то же время, водители автобусов могут несколько минут постоять и подождать тебя. Все это транспортное сообщение между Хайдельбергом и маленькими окрестными городами можно сравнить с центром и районами Минска. Добираться, к примеру, из Сухарево до центра займет столько же времени.

Заканчивая историю про жилье, скажу, что найти подходящее действительно сложно. Особенно семьям с детьми. Ведь есть требования по метражу, и не у тебя, а у арендодателей.

100 квадратов для семьи с двумя детьми — это минимум. Считается, что необходимо, чтобы были кухня, зал, каждому ребенку по комнате и родительская спальня. Когда я была беременна Мартой (третьим ребенком), мы очень долго искали квартиру. Нам просто не хотели сдавать жилье. Приходим смотреть: площадь — 110 квадратов, но там только одна детская (хоть и очень большая).

Нам говорят: «Подождите, вы что, хотите, чтобы ваши дети жили в одной комнате? Это же невозможно. 100 метров — это норма для пары, а не для семьи с детьми». И конец истории. Кроме того, для съема жилья необходима банковская история, которой просто неоткуда взяться, когда ты только что приехал. В таком случае за тебя должны поручиться, в нашем случае — работодатель.

Медицина

Любителям поликлиник здесь бы не понравилось. Хотя лучше начать рассказ о здешней медицине с того, что она здесь только страховая. Ты обязан ежемесячно платить за страховку. У нас выходит около 300 евро на семью ежемесячно. Частично платит работа моего мужа, частично — мы сами. Дети лечатся бесплатно — все препараты, кроме витаминов и гомеопатии, — тоже бесплатные, а вот взрослые доплачивают за лекарства — порядка 20% от их стоимости. Сумма варьируется в зависимости от болезни и стоимости лекарства.

Самый популярный здесь — семейный врач. У каждой семьи он обычно свой. Можно, конечно, экспериментировать и ходить по разным врачам, но лучше иметь проверенного. Также лучше найти своего постоянного врача-гинеколога и детского врача, который будет следить за всеми необходимыми прививками и обследованиями.

Если у ребенка сломана нога, рука, сложный ротавирус или еще какая-то хворь — ты идешь к домашнему врачу или в клинику, сидишь в общей очереди вне зависимости от времени суток. Так можно просидеть до 5 часов.

Однажды один из сыновей сломал руку — мы сидели в очереди три часа, а когда у старшего очень сильно болел живот — почти 4 часа, хотя ребенок сознание от боли терял.

Справедливости ради стоит сказать, что со всякими по-настоящему серьезными случаями — здесь уже другой подход. Ты берешь направление у своего домашнего врача, едешь в больницу и начинаешь лечение. Когда у моего сына в 4 года диагностировали лейкоз, ему назначили самое современное и дорогое лечение, вся оплата которого легла на нашу страховую компанию. Оплачивалось абсолютно все, начиная от термометров до самых сложных манипуляций.

Немецкие женщины и мужчины

Несмотря на большое социальное расслоение общества, всех немок объединяет одно: они могут позволить себе не следить за собой, и это не отпугнет от них немецких мужчин. Немка может позволить себе не краситься и одеваться как придется.

Они примерно к 50 годам начинают делать макияж, и мужчин это все устраивает. В отличие от наших, они не перебирают.

Также они не особо рассчитывают, что женщина будет готовить, убирать, стирать. Они сами это в состоянии сделать. Есть, конечно, олдскульные семьи — из разряда «кухня, кирха, дети». Там — да, мужчины из поколения в поколение — избалованные женской заботой. Но в 95% современный образованный немецкий муж и суп сам сварит, и по выходным с детьми на площадке поиграет, и декрет возьмет — в Германии это частая практика, особенно если зарплата у мужа более низкая, чем у жены.

И для них это не будет потерей лица или мужского достоинства. Показательный пример: здесь везде висят стикеры: «Мужчины писают сидя». И я считаю, что это — отлично, нет этой ерунды со стульчаком, убирать гораздо легче. Я мама двух мальчиков и хорошо знаю, о чем говорю. Но я рассказываю об этом своей минской подруге, а она на меня смотрит и говорит: «Но это же унижает достоинство мужчины». Серьезно? Если мужик сел на унитаз — мужиком быть перестал?

Насчет того, чтобы подать руку в автобусе или уступить место — правду говорят — немцы подумают 1000 раз, а не обидит ли это женщину? И в ресторане каждый платит сам за себя, если вы не семья.

Зато с детской коляской помочь или инвалиду — бросаются со всех ног. А еще все друг другу улыбаются. Да ты и сам всегда улыбаешься! Встречаешься с человеком незнакомым на улице глазами — и улыбаешься, это нормально. В очереди никто не толкается. На детей в магазине никто криво не смотрит, если дети что-то трогают, никто не шикает. К этому быстро привыкаешь, не ждешь осуждений, гадостей. В целом уровень негатива здесь совсем низкий.

О воспитании в детсадах

На двоих детей я получаю минимальное пособие — около 180 евро на каждого. Это пособие выплачивается родителям ежемесячно до достижения ребёнком 21 года, пока он получает образование.За детский сад плачу 113 евро плюс 55 евро за питание. В начале учебного года мы сдаём 20 евро на поездки детей за город. Например, они ездят в лес, на экскурсию или в музей.

Детей в детсадах кормят только обедом. Есть садики (в основном частные), где есть завтрак, но их очень мало. Сын завтракает дома, в садик даю ему ссобойку — например, бутерброд, сосиску.

Если в детском саду ребёнка кто-то ударил, его учат не давать сдачи, а пойти к воспитателю и сказать, кто тебя обидел. На мой взгляд, это правильно: обидчики знают, что они будут наказаны, и стараются больше этого не делать. Сложнее в школе. Там иногда бывает ситуация, кто быстрее добежит, тот и прав.

С детского сада детей учат не нарушать чужие границы. Для этого проводят курсы по личному пространству с участием полицейского и детского психолога. Детям объясняют, что допустимо, а что — нет. Например, нельзя, чтобы чужой человек к тебе прикасался. Нельзя разрешать чужим людям тебя обнимать или хватать за одежду. Детей учат говорить слово „стоп“. Если человек не прекращает нарушать твои границы, ты должен обратиться за помощью к родителю или воспитателю.

Главное отличие от белорусского детского сада: детей учат не математике, не чтению-письму, не английскому, а основам коммуникации. Сначала я спрашивала: почему? Потому что этому научат в школе, объяснили мне. Задача детского сада — воспитать социальные навыки и таким образом подготовить детей к школе.

О медицине

У мужа на работе оформлена семейная медицинская страховка, которая распространяется на меня и на детей. В аптеке я даю рецепт и получаю лекарство за счёт страховки. В редких случаях, если препарата в аптеке нет, беру аналог и доплачиваю разницу. Здесь врачи одни из самых высокооплачиваемых специалистов.

С простудами мы к врачу не ходим. День-два — температура прошла — и идём в сад. Если ребёнок после ОРВИ покашливает, у него сопли — это не значит, что он болен. Здесь понимают, что в саду дети обмениваются вирусами. Если после вирусной инфекции начинается осложнение, это повод обратиться к врачу.

За три года, которые мы живём в Мюнхене, моим детям считанные разы назначали антибиотики, и в каждом случае это было оправданно.

О ценах и сложностях

На месяц жизни в Германии на двоих нужно примерно 1,5−2 тысячи евро.

Еда и одежда здесь дешевле, чем в Беларуси. За „коммуналку“ мы платим примерно 300 евро в месяц за дом. За квартиру люди платят примерно в два раза меньше.

Самое сложное для меня в Германии — незнание языка на должном уровне. Спасает английский. Но когда ты приходишь в госучреждение или вызываешь сантехника, английским не обойдёшься. Чиновники иногда принципиально не говорят по-английски: раз вы приехали сюда — учите язык.

Когда ты приезжаешь в Германию один, без детей и семьи, язык реально выучить. Но когда у тебя работа-дети-дом, конечно, времени для изучения языка немного. Кроме того, с возрастом язык, к сожалению, учится не так легко, как в школе.

Эйфория после переезда в новую страну заканчивается через полгода-год. Смена обстановки тяжело даётся, когда ты старше 30-ти».

УНП 101 166 185 Посольство ФРГ в РБ

О школьной жизни

Родительские собрания в начальной школе проводятся трижды в год: одно общее в начале учебного года, два — в формате личной встречи с учителем. В конце года родители приходят к учителю с ребёнком, обсуждают его слабые и сильные стороны, спрашивают у ребёнка, согласен ли он с тем, как оценивают его успеваемость.

Если мне нужно о чём-то спросить учителя, я могу написать вопрос в дневнике и получить ответ там же. Каждую среду в приёмный час я могу прийти без предварительной договорённости и поговорить с учителем.

Если ребёнок не идёт в школу, его родители должны до 8 утра позвонить в секретариат и предупредить. Ты можешь не называть причину отсутствия.

Если родители не предупредили, что ребёнок не придёт в школу, и он не появился на уроках, им позвонят. В случае, если никто не ответит, домой приедет полиция.

Если ребёнок не ходит в школу без уважительной причины, родителям грозит штраф.

Если ребёнок болеет больше трёх дней, родители должны пойти к врачу и взять справку.

Отношения с местными

Мы русскоязычная семья с большим количеством детей, которых завели в юном по здешним меркам возрасте. Здесь первого ребенка заводят после 35, до этого немцы учатся, строят карьеру. Для местных мы изначально очень похожи на русскоязычных переселенцев, этнических немцев, которые в 80-е — 90-е сюда переезжали.

И я немцев прекрасно понимаю, люди приехали к ним в страну, но никто не стал учиться, пошли работать на самые простые должности: кассиры, грузчики. Русский язык не сохранили, немецкий не выучили. Разговаривают на дикой смеси.

Поэтому сразу, как только мы приехали, я очень старалась сформировать правильное отношение к нашей семье. Учила язык, рассказывала, что сама — журналист, муж — компьютерщик и sap-архитектор. Расположенную здесь штаб-квартиру SAP (Systems Applications Product) все отлично знают.

И тем не менее с немцами ужасно сложно подружиться, они очень закрытые, хоть и приветливые. Друзей заводят в детском возрасте и с ними сохраняют отношения на всю жизнь, а новых людей не воспринимают.

Хотя лично нам очень повезло с нашими соседями — с нами дружат, подкидывают к нам на участок овощи и фрукты, оставляют корзинку, с клубникой, например, угощают самодельным вином, приглашают на праздники с самодельным печеньем. Если спрашиваешь что-то конкретное, они с удовольствием отвечают и помогают.

Кстати, вот еще про пресловутую разницу менталитетов. Если приходишь в гости к нашему человеку — на тебя тут же вываливается шквал информации вне зависимости от того, спрашивал ты или нет. Тебе тут же расскажут про все интересные места, яркие события, скидки-акции и даже про то, куда не стоит ходить. Ну и про свои проблемы расскажут, конечно.

У немцев, пока в лоб не спросишь, не задашь прямой вопрос — никто и не подумает ничего говорить. Тебе же неинтересно — так они думают. Вот я недавно узнала, что 20 часов садика в неделю оплачивается городом, пару недель назад буквально. А у меня трое детей, и я тут живу пять лет. Общаюсь с кучей мам, но никто не говорил мне об этом.

Питание

Цены на продукты мало отличаются от белорусских, но качество – заметно выше, а ассортимент шире. Семья из двух человек может хорошо питаться на 300-400 евро в месяц. Откровенно дороже, чем в Беларуси, стоит разве что курица и рыба. А еще нет привычного зерненого творога – в Германии он по консистенции больше похож на сметану.

Перекусить и выпить пива в кафе стоит от 20 до 50 евро на двоих в зависимости от места и аппетита.

Причины переезда

Главные причины, почему мы уехали из Беларуси, — образование и медицина. Когда я ждала первого ребёнка, попала на сохранение в один из минских роддомов. Со стен отваливалась штукатурка, душ был в плесени, еду подавали на железных тарелках. Это был шок для меня. Я сбежала оттуда на третий день, написала расписку, что беру ответственность за своё здоровье. Для себя решила, что в Беларуси рожать не буду. Старший сын появился на свет в Германии.

Все расходы обошлись нам в 3,5 тысячи евро. Это не считая трат на проживание и питание.

Язык

Чтобы получить право работать и жить в Германии, нужно подтвердить знание иностранного языка. Алексею пришлось представить сертификат о знании английского – этим языком он пользуется в работе, то есть, по сути, это требование работодателя. А вот Валерия, которая в момент переезда не имела рабочего места в Германии, должна была предоставить сертификат о знании немецкого.

К счастью, именно этот язык она учила в школе и колледже, так что учить с нуля не пришлось, но все же месячный интенсив в институте Гёте она прошла. А еще пользовалась услугами репетиторов – и наконец экзамен был пройден, а сертификат получен. Интересный факт: если бы подтвердить знание немецкого языка не удалось, Валерия не получила бы права жить в Германии даже несмотря на то, что она законная жена Алексея. Языковые курсы, услуги репетитора и сдача экзамена обошлись примерно в 1500 рублей.

Экзамен – формальность, но для комфортной жизни в Германии язык в любом случае нужно знать. В стране есть специальное министерство по делам иностранцев, которое может направить приезжего на так называемые интеграционные курсы. Частично за них платит государство, частично – эмигрант. Процесс обучения включает в себя шесть модулей (проще говоря, уровней владения языком). Каждый модуль стоит примерно 500 евро, из которых 300 оплачивает государство, а 200 – эмигрант. Именно такие курсы посещает Валерия.

Финансирование из бюджета – дело серьезное, поэтому курсы нельзя прогуливать. Пропускать занятия можно только по уважительной причине, подтвержденной документами. Например, справкой о болезни.

Алексей ходит в языковую школу и занимается немецким один раз в неделю. Стоимость везде примерно одинакова и составляет 200-250 евро в месяц.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Польша
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector